Стирание неприятных воспоминаний с помощью генетического переключателя

Деменция, несчастные случаи или травматические события могут заставить нас потерять воспоминания, сформированные до травмы или начала болезни. Исследователи из KU Leuven и Института нейробиологии им.

Лейбница теперь показали, что некоторые воспоминания также могут быть стерты, когда один конкретный ген отключен.
Команда обучила мышей, генетически модифицированных в одном единственном гене: нейропластине. Этот ген, который исследуют всего несколько групп в мире, очень важен для пластичности мозга. У людей изменения в регуляции гена нейропластина недавно были связаны со снижением интеллектуальных способностей и шизофренией.

В опубликованном исследовании мышей обучили переходить от одной стороны коробки к другой, как только загорается лампа, таким образом избегая раздражения стопы. Этот процесс обучения называется ассоциативным обучением. Самый известный пример — собака Павлова: у собаки, привыкшей ассоциировать звук колокольчика с получением еды, у собаки начинает выделяться слюноотделение всякий раз, когда она слышит звонок.

Когда ученые отключили ген нейропластина после кондиционирования, мыши больше не могли выполнять задачу должным образом. Другими словами, они показали дефицит обучаемости и памяти, которые были конкретно связаны с ассоциативным обучением. Контрольные мыши с включенным геном нейропластина, напротив, могли отлично справиться с задачей.

Профессор Детлеф Бальшун из лаборатории биологической психологии Лёвенского университета: «Мы были поражены, обнаружив, что деактивации одного гена достаточно, чтобы стереть ассоциативные воспоминания, сформированные до или во время обучающих испытаний. Отключение гена нейропластина влияет на поведение мышей, потому что это мешает обмену данными между клетками их мозга."
Измеряя электрические сигналы в головном мозге, команда KU Leuven обнаружила явные недостатки в клеточном механизме, используемом для хранения воспоминаний.

Эти изменения видны даже на уровне отдельных клеток головного мозга, как смог показать докторант Виктор Сабанов.
«Это все еще фундаментальное исследование», — добавляет Балшун. «Нам все еще нужны дальнейшие исследования, чтобы показать, играет ли нейропластин также роль в других формах обучения."

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *